Фильм «Игра на понижение»: почему лопнул американский финансовый пузырь 

Брэд Питт Смысл фильма

Страна: США

Год производства: 2015

Режиссёр: Адам МакКлей

Актёры: Кристиан Бейл, Райан Гослинг, Брэд Питт, Стив Карелл и другие

Слоган: Неправдоподобная, но правдивая история

Награды: «Оскар-2016» и приз Британской киноакадемии за лучший адаптированный сценарий

Автор статьи
Евгений Пинигин
Музыкант, юрист, маркетолог. В прошлом - эзотерик, в настоящем - скептик и реалист. Любит кино, сериалы, экстремальный спорт.

Общий смысл фильма «Игра на понижение» (The Big Short), повествующего об американском ипотечном (и как следствие: мировом) экономическом кризисе 2008 года, можно уловить даже без специальных знаний в области финансов. А вот разобраться в деталях уже гораздо сложнее. Попробуем сделать и то, и другое.

Суть мирового финансового кризиса 2008 года

Если давать очень краткое описание кризису 2008 года, оно может быть таким: надутый финансовый пузырь на рынке ипотечного кредитования США лопнул и обрушил всю мировую экономику. Как именно это произошло?

Для начала рассмотрим, как работает ипотека в США. Гражданин или семья выбирает жильё, копит деньги на первоначальный взнос и обращается к ипотечному брокеру. Последний сводит клиентов с ипотечным кредитором, который даёт ипотечный кредит. За каждую такую сделку брокер получает комиссионные. После этого граждане становятся владельцами (но пока не собственниками) дома. Для них это выгодно, поскольку цены на жильё растут, а они уже зафиксировали для себя денежную сумму, которые обязаны будут постепенно выплачивать.

динамика потребительских кредитов

Инвестиционные банки давно нашли для себя в этой схеме золотую жилу: доход от одной такой сделки (когда добропорядочный гражданин успешно выплачивает ипотеку) стабилен и имеет высокую степень надёжности, а значит доход от тысячи таких сделок будет очень велик, а главное — практически гарантирован. Поэтому банки поступают следующим образом: они выкупают у ипотечных кредиторов тысячи обязательств.

Хотя ипотечный брокер изначально проверяет каждого потенциального клиента, риск невыплаты по отдельным сделкам всё же остаётся. Поэтому банки страхуют себя: они собирают все обязательства в одну «коробку» и с помощью экспертов распределяют их по трём «лоткам». Это безопасные, нормальные и рискованные обязательства (safe obligations, okay obligations, risky obligations). Вся эта «коробка» называется Обеспеченными Долговыми Обязательствами (Collatarelized Debt Obligations – CDO).

С этого момента обязательства, превращающиеся в облигации, становятся полноценным банковским продуктом, который могут покупать различные организации — иначе говоря, инвестировать в ипотечные сделки, надеясь на доход. За покупку рискованных облигаций предлагается более высокая процентная ставка — 10%, за покупку нормальных — 7% и безопасных — 4%.

Кроме того, банки страхуют облигации. После этого рейтинговые агентства присуждают им соответствующий рейтинг. Безопасные облигации получают рейтинг «AAA» (Triple A – трипл эй), то есть «очень надёжные». Нормальные получают рейтинг «BBB» (Triple B – трипл би) – «средней надёжности». Рискованным облигациям рейтинг не присуждается.

Надёжные «AAA» облигации обычно покупают пенсионные фонды, которые надеются получить доход с минимальным риском (ведь на кону сбережения пенсионеров). Нормальные «BBB» облигации покупают другие банки. А рискованные покупают хедж-фонды, то есть инвестиционные фонды, управляемые профессиональными финансистами в интересах инвесторов.

география стран, которых коснулся кризис

Всё идёт хорошо — каждое звено цепи получает прибыль. Но вот инвесторы просят больше облигаций, чтобы получить ещё больше прибыли. Просьба по всем звеньям передаётся ипотечным брокерам, работающими с обычными гражданами. Однако у них заканчиваются надёжные клиенты и они с целью дополнительного заработка ищут сомнительных. Чтобы упростить жизнь брокерам, ипотечные кредиторы снижают свои требования к заёмщикам: теперь ипотеку можно получить без первоначального взноса, без подтверждения постоянного дохода, без документов. Такие займы получили название «Sub-prime mortage» – «субстандартные кредиты». И их становится всё больше.

Этот момент можно назвать началом краха. Всё идёт по прежней схеме, но теперь все рискуют, ведь количество ненадёжных обязательств увеличивается. Горе-заёмщики, легкомысленно взявшие дома в ипотеку, перестают платить и их жильё достаётся банкам. Банки пока не беспокоятся, ведь недвижимость можно продать, что они и делают. Таким образом число продаваемых домов на рынке увеличивается и предложение начинает превышать спрос. Как следствие, цена на недвижимость начинает падать.

Граждане, чьё жильё находятся в ипотеке, видят такую картину: кругом продаются дома, а их стоимость в несколько раз ниже, чем размер их ипотечных обязательств. Какой же смысл платить втридорога? Так что они перестают это делать. Теперь цены на жильё падают ещё сильнее.

Инвестиционный банк таким образом становится собственником большого количества дешёвых домов. Он отказывается от сделок ипотечных кредиторов и пытается продать CDO инвесторам. Но тех у самих уже полно таких облигаций, и они отказываются.

В финале граждане остаются без домов, кредитных брокеров увольняют, а все остальные в этой цепи — банкроты (помним, что среди инвесторов пенсионные фонды и другие организации со всего мира — они тоже теряют деньги, а значит мировая экономика идёт ко дну). Разумеется, кроме тех, кто вовремя заметил начало краха и успел на этом нажиться — о них и идёт речь в фильме «Игра на понижение».

О чём фильм

В начале «Игры на понижение» рассказывают, как облигации превратились для финансистов в золотую жилу после того, как в семидесятых Льюис Раньери предложил выпускать их под залог ипотечных кредитов.

Кристиан Бэйл
Кристиан Бэйл в роли Майкла Бьюрри. Кадр из фильма.

Далее мы знакомимся с менеджером одного из хедж-фондов по имени Майкл Бьюрри (в исполнении Кристиана Бэйла). У него искусственный глаз, он испытывает трудности в общении с людьми и обожает тяжёлый металл. Майкл замечает, что рынок ипотечного кредитования неустойчив, поскольку ненадёжных субстандартных обязательств стало слишком много. В беседе со своим новым сотрудником он упоминает о былых финансовых кризисах и поручает подготовить отчёт о двадцати топовых ипотечных облигациях, чтобы узнать, какие сделки их обеспечивают.

Следующий эксцентричный персонаж — Марк Баум (в исполнении Стива Карелла), руководитель другой инвестиционной организации под названием «Front Point». Он упоминает о мошеннической схеме, которую проворачивает его знакомый и удивляется, как тот может обкрадывать простых людей и при этом спокойно спать.

Майкл Бьюрри сутками не выходит из своего кабинета, рассматривая отчёты об ипотечных облигациях, и выясняет, что за многими из них стоят рискованные субстандартные кредиты и число таковых стремительно растёт. Когда в 2007 году плавающие ставки по ним вступят в силу, облигации обесценятся. Майкл сообщает о такой трактовке финансовых тенденций ведущему инвестору своего хедж-фонда, но тот, руководствуясь опытом, уверен в том, что рынок недвижимости надёжен и никакого обвала не будет. Однако у Бьюрри есть необходимые полномочия, чтобы действовать, невзирая на несогласие тех, кто доверил ему свои деньги.

Беседа Марка Баума с женой раскрывает для зрителей этого персонажа. Марк пережил смерть брата, который покончил жизнь самоубийством, и винит себя в этом. Вероятно, это трагическое событие сделало героя довольно нервным. Кроме того, похоже он трансформировал своё чувство вины в чувство несправедливости и личной ответственности за мошеннические схемы, процветающие на финансовом рынке.

Стив Карелл
Марка Баума сыграл Стив Карелл. Кадр из фильма.

Майкл Бьюрри за счёт средств своих инвесторов делает ставку на обвал рынка жилой недвижимости с помощью сделок с несколькими банками. Эти сделки заключаются в покупке СDS («Сredit Default Swaps» – «кредитно-дефолтные свопы»), то есть по сути страховок, которые выплачиваются на случай снижения рейтинга или обесценивания (дефолта) кредитных облигаций.

Однако, покуда этого не происходит, Майкл обязан вносить ежемесячные платежи. Герой закупают свопы в разных банках на общую сумму 1,3 миллиарда долларов (в одном только «Deutsche Bank» он делает покупку на 200 миллионов долларов) и обязуется платить по ним приблизительно 90 миллионов долларов ежегодно, пока облигации не начнут обесцениваться. Руководители банков в восторге, ведь они уверены в надёжности рынка недвижимости и практически гарантировано получают деньги «из воздуха». Клиенты (инвесторы) Майкла нервничают, но тот непоколебим.

Сотрудник «Front Point» рассказывает о выявленном у себя воспалении в области мошонки — намёк на то, что в «репродуктивной системе» банков уже не всё в порядке. Мы вскользь знакомимся с другими сотрудниками фонда Марка Баума – они такие же, как он, борцы с системой.

Когда один из ведущих финансистов «Deutsche Bank» Джаред Веннет (в исполнении Райана Гослинга) по ошибке звонит в «Front Point», путая её с организацией с похожим названием, сотрудники Марка узнают, что облигации на ипотечном рынке начали незаметно, но проседать. Они незамедлительно зовут Джареда на встречу в свой офис. Там он на примере пирамиды из деревянных брусков объясняет, что со временем облигации, которым присвоен рейтинг «Triple B» превращаются из нормальных в рискованные и обесцениваются, пошатывая устои всего «финансового здания». Для всех присутствующих это возможность сделать ставку на понижение с помощью кредитно-дефолтных свопов, также как это сделал Майкл Бьюрри, и разбогатеть.

Райан Гослинг
Райан Гослинг сыграл роль Джареда Веннета. Кадр из фильма.

Сотрудники «Front Point» ошарашены. Они требуют объяснения: как банки могут всего этого не замечать? Джаред добивает их следующим аргументом: оказывается, «Deutsche Bank» включает пакеты облигаций, содержание которых становится всё более рискованным, в CDO. Авторы фильма сравнивают этот процесс с работой шеф-повара, который берёт несвежую дешёвую рыбу и готовит из неё дорогой суп.

Тем временем руководители мелкого «гаражного» хедж-фонда Чарли Геллер и Джейми Шипли случайно узнают о признаках будущего падения на рынке жилой недвижимости. Они тоже хотят вступить в игру на понижение с помощью покупки кредитно-дефолтных свопов. Однако их организация по меркам финансовых воротил слишком мелкая для таких крупных сделок. Поэтому они хотят обратиться за помощью к отошедшему от дел и занятому мыслями о скором апокалипсисе брокеру Бену Рикерту (в исполнении Бреда Питта).

Команда Марка решает проверить, верны ли рассуждения Джареда об ипотечном пузыре. Для этого сотрудники «Front Point» отпраляются пообщаться с гражданами-домовладельцами и приходят в ужас: фаза тотальной невыплаты ипотечных кредитов уже началась. Об этом красноречиво свидетельствует сцена среди сотни брошенных «домов как в Припяти», где живут только четыре человека. Марк Баум и его коллеги также общается с двумя ипотечными брокерами. Те чрезвычайно довольны, что количество одобряемых кредитов (а значит и общая сумма их вознаграждения) растёт и ведут себя крайне легкомысленно. В ответ на вопрос, отказывали ли они кому-нибудь в кредитах, парни смеются, ведь никаких требований к заёмщикам уже по факту нет — ипотека раздаётся «направо и налево».

Кадр из фильма.
Кадр из фильма.

Брокеры рисуют портрет своих типичных клиентов: это мигранты и стриптизёрши, не задумывающиеся о договорах, которые подписывают. С одной из таких стриптизёрш встречается Марк. Она считает себя «вип-клиентом» кредитных брокеров, ведь для неё делают гибкую ставку. Девушка даже не указывает свою настоящую профессию – пишет в соответствующей графе: «терапевт».

Более того, она взяла, «как и все здесь» (в стриптиз-баре) несколько домов и квартиру в ипотеку. После этого разговора Марк окончательно приходит к выводу: пузырь есть. Он даёт команду закупить свопы. Сомневающийся сотрудник Марка звонит Джареду Веннету и спрашивает, в чём его выгода. Тот честно отвечает, что он просто получает очень щедрые комиссионные. Он создаёт «рынок свопов» и «Front Point» берёт пакет на пятьдесят миллионов долларов.

Чарли Геллер и Джейми Шипли уговаривают Бена Рикерта помочь им — воспользоваться его «охотничьей лицензией» для «ISDA» («Международной Организацией Свопов и Деривативов»), чтобы «шортить». Шортить значит делать шорт (short – короткая позиция; оригинальное название фильма «The Big Shirt» – это игра слов: «Большая короткая позиция»).

Джон Магаро
Джон Магаро исполнил роль Чарли Геллера. Кадр из фильма,

А шорт — это продажа ценных бумаг, которыми продавец не владеет. Принцип такой: бумага берётся в долг, продаётся по высокой цене, а после её падения возвращается владельцу. Разница в цене составляет прибыль продавца. Это всё та же ставка на понижение. В итоге Чарли, Джейми и Бена ходят по банкам и заключают с ними сделки.

Наступает день, когда субстандартные кредиты рушатся. Но команда Марка Буума обескуражена, ведь облигации, обеспеченные этими рискованными сделками, почему-то растут в цене.

Разгадка в том, что банки вместе с рейтинговыми агентствами делают хорошую мину при плохой игре: неблагонадёжным облигациям просто присваивается рейтинг высокой надёжности – «Triple A». В этом Марк с коллегой убеждаются в ходе беседы с представителем одного из рейтинговых агентств. Женщина после нескольких отговорок честно заявляет: они вынуждены дать высокую оценку плохим облигациям, ведь в противном случае банки просто обратятся за этим к конкурентам.

Благодаря искусственному росту неблагонадёжных облигаций в цене, Майкл Бьюрри продолжает терять деньги: он фиксирует на своей доске отрицательную доходность фонда (-11,3%) и кричит, вымещая агрессию. Чарли и Джейми также в замешательстве — их ситуация аналогична.

И Джаред Веннет в разговоре с сотрудниками «Front Point», и Чарли в разговоре с Джейми предлагают воспользоваться ситуацией и, несмотря на текущие финансовые потери, купить ещё больше свопов. И те, и другие отправляются в Лас Вегас на американский форум по секьюритизации (привлечению финансовых активов), на котором присутствуют крупные воротилы и представители банковского сектора.

ипотечные брокеры
Хамиш Линклейтер в роли Коллинза, Рейф Сполл в роли Дэнни Мосес. Кадр из фильма.

Со сцены форума звучат громкие заявления о том, что ипотека — это базис, на котором держится экономика страны. В кулуарах же выясняется, что все знают о приближающемся дефолте, но продолжают самозабвенно зарабатывать деньги. Даже девушка, состоящая в комиссии, обязанной проверять крупные банки, рассказывает Чарли и Джейми в беседе у бассейна, что на самом деле никто ничего уже давно не контролирует.

В это время Майкл Бьюрри у себя в офисе уже на пределе: процент отрицательной доходности его фонда падает с -11,3% до -19,7%. Он просит своего подчинённого избавиться от акций, чтобы продолжать делать выплаты по свопам. Майкла начинают терзать сомнения: возможно, он всё-таки ошибся.

В беседе за столом Чарли, Джейми и Бен, убедившись в собственной правоте, решают сделать ставку на понижение формально самых благонадёжных облигаций. Они встречаются с представителями финансовых организаций и заключают соответствующие сделки. Перед отъездом из Лос Анджелеса Бен остужает пыл своих «подельников». Он призывает осознать, что парни фактически сделали ставку против американской экономики и, если их теория верна, люди потеряют работу, пенсии, многие просто окажутся на улице.

Для Марка Баума жирную точку ставит разговор с одним из менеджеров, занимающихся «CDO». Тот без зазрения совести рассказывает, что облигации «A» (высокой надёжности) частично состоят из облигаций «B» (нормальной надёжности), а облигации «B» – частично из рискованных облигаций. Более того, есть даже так называемые синтетические «CDO», которые состоят исключительно из дефолтных свопов, представляющие из себя чуть ли не финансовую атомную бомбу.

Финн Уиттрок
Финн Уиттрок в роли Джимми Шипли, Джон Магаро сыграл роль Чарли Геллера. Кадр из фильма.

Авторы фильма объясняют их смысл на примере игры поп-звезды Селены Гомес в казино. У неё серия побед и люди ставят на дальнейший успех — это синтетические «CDO» первого порядка. Но затем находятся те, кто ставят на выигрыш тех, кто поставил на победу Селены. Это уже синтетические «CDO» второго порядка.

Таким образом, ставки возрастают в десятки и даже сотни раз, превышая во столько же размер страховки. Фактически синтетические «CDO» представляют из себя финансовую пирамиду: в случае выигрыша банки просто не смогут выплатить выигрыш всем — у них нет столько денег. После этого разговора Марк просит своих коллег «шортить всё» – приобретать полмиллиарда долларов в свопах.

Начинается крах финансовой системы. Победа близка, но герои не торжествуют. Марк Баум, понимая, что всё происходит из-за жадности людей, чувствует себя подавленным. Он снова говорит с женой о смерти брата и снова чувствует вину за всё, что происходит. Супруга утешает его: «Не всегда можно помочь. Перестань пытаться спасать мир». Чарли Геллер рассказывает о приближающемся кризисе матери, но та не верит. Он вместе с Джейми пытается также оповестить журналистов о колоссальном мошенничестве банков, торгующих рискованными CDO, но те не желают ничего делать.

В конце концов все крупные представители финансового рынка перестают покупать CDO – всех интересуют только свопы. О начале этого процесса Джаред Веннет сообщает Марку Бауму в телефонном разговоре, добавляя: «Пора надеть спасательные жилеты и прыгать за борт». Это значит: пора продавать имеющиеся свопы.

Марк сохраняет железную выдержку и делает это в самый последний момент, получая из всех главных героев «Игры на понижение» самую большую прибыль в 2000% (для сравнения фонд Майкла Бьюрри получил 487%).

Перед этим представители «Front Point» узнают, что, благодаря финансовым махинациям своих партнёров, они фактически ставили против самих себя. Однако в итоге, благодаря проданным за такую большую цену свопам, им всё же удаётся остаться в большом плюсе, как и всем главным героям картины.

Объяснение концовки

В концовке мы узнаём, что в разгар кризиса банки, из-за которых он и состоялся, попросту возложили вину за всё на эмигрантов и бедных, полностью отрицая свою. Никто, кроме одного дельца, не понёс ответственность. Государство, которое должно было, руководствуясь горьким опытом, начать серьёзно регулировать банковский сектор, не предприняло никаких значимых шагов. Из ошибок не было извлечено уроков — всё встало на прежние рельсы.

Такой смысл концовки фильма «Игра на понижение» прост — по сути его провозглашает цитата Марка Твена, показанная в самом начале: «К беде приводит не тот факт, что мы чего-то не знаем. К беде приводит знание, которое мы считаем истинным, но которое на самом деле ошибочно». И ещё одна важная цитата от самого режиссёра Адама МакКея: «Истина похожа на поэзию, а большинство людей ненавидит поэзию». Иными словами, люди предпочитают, фигурально выражаясь, быть слепцами — не замечать очевидного, продолжать питать иллюзии. В горькую правду мало кто способен поверить, пока такое легкомыслие не приведёт к полному краху.

Другое объяснение концовки отталкивается от смешанных чувств главных героев в финале ленты. Они — хитрые дельцы, заработавшие состояние на общей беде.

Однако удовлетворению от полученного богатства противопоставляются мысли о хрупкости экономики и мира в целом, негодование от человеческой жадности. Зритель испытывает нечто похожее: он рад за главных героев, провернувших ловкую аферу, но находится в смятении: если всё показанное правда, то наш мир хрупок и мы живём на пороховой бочке. Что делать с этой информацией — каждый решает сам.

жаркий диалог в офисе
Кадр из фильма.

Смысл фильма

Несмотря на обилие терминов, вряд ли можно утверждать, что авторы «Игры на понижение» закладывали в картину какой-то особенный скрытый смысл. Наоборот, они честно пытались сделать наглядный разбор сложных финансовых терминов и явлений, донести простую идею: людям свойственно заблуждаться, а если это несёт сиюминутную выгоду, они готовы делать это осознанно.

Авторы критикуют капитализм, но всё же явно делают это с любовью к его настоящим акулам и, вероятно, были бы счастливы оказаться на их месте.

Если представлять суть фильма как руководство к действию, то смысл в том, чтобы каждый задумался о том, кому он доверяет свои финансы и как следствие свою жизнь. И в том, чтобы самостоятельно разобраться в экономических тонкостях, что в итоге может стать судьбоносным. Благо, если немного вникнуть, всё не так уж и сложно.

Похожие фильмы

  • «Волк с Уолл-стрит» (США, 2013). Восхождение циника-финансиста на бизнес-олимп в исполнении Леонардо ДиКаприо.
  • «Человек, который изменил всё» (США, 2011). Фильм о гениальном менеджере бейсбольной команды в исполнении Бреда Питта.
  • «Уолл-стрит» (США, 1987). Ставшая классикой, криминальная драма о честолюбивом брокере с Чарли Шином и Майклом Дугласом в главных ролях.
  • «Уолл Стрит: Деньги не спят» (2010) Ещё одна драма о финансовом восхождении с Майклом Дугласом.
  • «Социальная сеть» (США, 2010). Драма о создании «Facebook» от режиссёра Дэвида Финчера.
  • «Предел риска» (США, 2011). Триллер о финансовом кризисе 2008 года.
  • «Инсайдеры» (США, 2010). Документальный фильм о причинах финансового кризиса 2008 года.
  • «Слишком крут для неудачи» (США, 2011). Министр финансов США совершает попытки предотвратить кризис 2008 года.
  • «В центре внимания» (США, 2015). История шокировавшего мировую общественность журналистского расследования.
  • «Бойлерная» (США, 2000). Криминальная драма о шулере, который стал брокером.
  • «Власть» (США, 2018). Байопик режиссёра «Игры на понижение» Адама МакКея о влиятельном американском политике Дике Чейни.
  • «Не смотрите наверх» (США, 2021) Ещё один фильм Адама МакКея — на этот раз социальная сатира о приближающемся апокалипсисе.
    Как вам герои фильма?
    Богатые циничные негодяи.
    9.76%
    Умные, продуманные. Действуют по законам делового мира. Вызывают уважение.
    67.07%
    Хочу оказаться на их месте.
    20.73%
    Другое (напишу в комментариях).
    2.44%
    Проголосовало: 82

Добавить комментарий

Ваш комментарий появится на сайте после модерации.